Клюют зерна взъерошенные вставить слово с мягким знаком

В помощь учителю | Социальная сеть работников образования

Клюют зёрна взъерошенные воробьи.На снегу видны волчьи Вставить вместо пропусков подходящие слова с разделительным ь и ъ знаком. Сегодня. Вставить вместо пропусков подходящие слова с разделительным Ь. Сегодня. ..был сильны. Посмотри Клюют зерна взъерошенные. Клюют зерна взъерошенные. Вставим в каждое предложение подходящие по смыслу слово с разделительным мягким знаком (Ь): 1.

Каким необычайно вкусным кажется печеный картофель, но особенно вкусны оладьи, если макать их в сметану. После завтрака следует потрудиться на открытом воздухе: Надо прополоть клумбы, представляющие собой причудливые, искусные сочетания всевозможных цветов. Можно отправиться на опытный участок, где юннатами выращены овощи, которые раньше не росли на песчаной почве лагеря, а теперь произрастают с большим успехом.

Юные огородники увлекаются огородничеством и собираются посвятить себя любимому делу в зрелом возрасте. На высоком уровне проходят в лагере и спортивные состязания. Отдых и труд здесь разумно сочетаются. После щипящих в корне пишется е ёсоответствующее в произношении звуку о, если в родственных словах или в другой форме того же слова пишется е чёрный — чернеть, чёрт — черти ; при отсутствии таких соотношений пишется о шов, крыжовник. Составьте предложения с приводимыми словами в каждой паре первое слово глагол, второе — имя существительное.

Ожёг — ожог, пережёг — пережог, поджёг — поджог, прожёг — прожог. В приводимом ниже перечне выделите однокоренные слова. Значение незнакомых слов выясните в толковом словаре. Артишок, бесшовный, джонка, чоканье, шок, шорник, крыжовник, крюшон, мажорный, шомпольный, прожорливый, шорный, изжога, трущоба, чащоба, чокаться, чопорный, чохом, шомпол, шорничать, шоковый, шов, шорох, чох, чокнуться, крыжовенный, трещоточный, трущобный, шоркать, жом, жор, жох, шоры, чопорность, мажор, обжора, трещотка.

Составьте предложения с приводимыми ниже иноязычными по происхождению словами. Выбор написания объясните соответствующими правилами. Но я привык к его язвительному спору и шутке с. В густой тени лесных трущ. Слышно было только, как звякали о стволы и тупо стучали о пыжи ш.

Кухарка подала к столу полную тарелку крыж. Стены домов однообразно опутаны pern. Издали Нью-Йорк кажется огромной челюстью, с неровными ч. Он дышит в небо тучами дыма и сопит, как обж. Наутро болела голова, мучила изж.

В Шепелеве испокон веков жили ш. По сумрачным углам затаились пугающие ш. Елена Дмитриевна метнула на мужа злой взгляд: Конфетчики наливали в формочки расплавленный ш. Мать прислала ей полную кош. В то время у моторных вагонов были не звонки, а электрические трещ. После ц в корне пишется и цикорий, панцирь. Выпишите из орфографического словаря по 10—15 слов с начальным слогом ци и цы.

В иноязычных по происхождению словах: Это, батюшка, изволишь видеть, ре. Отвечаю больше из пи. Солнце невыносимо пекло головы сквозь черные. Мимо стрелочника прошел локомотив. Сотни раз видел командир го торжественные фе. Старик извлек из кармана гимнастерки старомодное пенен. Сейчас проектируем дать этот газ на квартиры всей Макеевки А. Перепишите, вставляя пррпущенные буквы. Устно приведите соответствующие правила. Вдруг дверь скрипнула, легкий ш.

Природа была мне не злою мач. Владимир Сергеич отвечал ей компл. Потянулись длинные вечера и сумерки с аккомпан. Он ловко и проворно отстегнул клапан. В палате постоянно держался запах. Его стол стоял у окна, за которым открывалась широкая зимняя пан. Пастухов разрывал пальцами дужку. Под ногами по каменному. Между водорослями по песчаному дну перебегают юркие п.

Все это были люди, раскиданные по п. Дед сплел из соломы ц. Все мобилизованы на восстановление завода, и каждый отлынивающий — д. Эта молодежь равнялась на старших товарищей Браг. Для проверки написания сомнительной соглас ной нужно изменить форму слова или подобрать родственное слово, с тем чтобы за проверяемым согласным стоял гласный звук или один из согласных л, м, н, р.

Написание слов с непроверяемыми согласными выясняется по орфографическому словарю вокзал, футболУпражнение Котел варился посредине, и дым выходил в отвер.

Лингвистические парадоксы

За столом разместились попарно, то есть мужчины впереме. Повар хлопает дверцами печки, заглядывает в духовой ящик, внимательно осматривает. Он опирался на трость с большим костяным набалда.

Парень делает из большой, угловатой деревя. Илья всегда приносил с собой чего-нибудь вкусного: Дождь утратил постоянство и шел порывами, переходя то в ливень, то в изморо. Над степью недвижно парили КО. Алексей быстро поднимался по трудовой ле. По шоссе навстречу мчались велосипедисты, юноши и девушки в ярких фу. Вагон стоял на. Валентина прошла в лиспе. Составьте предложения со словами вожжи, дрожжи, жжет, жужжать, можжевельник, ссора, ссуда.

К приведенным ниже словам подберите из орфографического словаря однокоренные. От основ данных существительных образуйте: В словах, образованных от основ, оканчивающихся на две одинаковые согласные, двойные согласные перед суффиксами сохраняются, например: Сравните написания в производящих и производных словах. Кристалл — кристаллик — кристаллический — кристальный, колонна — колоннада — колонка, норманны — норманский, оперетта — оперетка, финн — финка, финский, тонна — тоннаж — трёхтонка.

Из данных словосочетаний образуйте сложносокращенные слова. Групповой комитет — групком; коллективный договор — колдоговор. Граммофонная запись, групповой организатор, классный комитет, коллективное хозяйство, коммунистическая партия, Коммунистический союз молодежи, конная армия. В первой части сложносокращенных слов, которая представляет собой основу, оканчивающуюся двойной согласной, пишется только одна согласная: Перепишите, вставляя, где нужно, пропущенные буквы.

Вижу, вон, малый огонек чуть-чуть бре. Нет ни одного лица истинного, все кар. В первоначальном своем значении слово бел. Она села за фортепьяно, взяла несколько аккордов, запела Герц. Как и во всякой специальности, в филологии не должно существовать дил. Вы до такой степени ак. Обломовцы склонны к идил. Мальчик подошел к отцу и подал ему записку о бал. Еще задолго до занавеса театр уже был полон: Во всех газетах пишут бюл. На другой стороне пруда виднелась красивая бал.

За проволочной сеткой мелькали ловкие фигуры тен. Авдотья уселась за Алешин стол подсчитывать кормовые рес. Сквозь дремоту я слышал надоедливое дребе. С моря били корабли, поддерживая высадку дес. На этих монументах были нагромождены все аксес. Узкая полоска берега была совсем отлогой, и сразу над ней, уступами, поднимались глинистые тер. Из того, что я брю. Растение сбрасывает ставшие для него бал. На молодое поколение возложена великая мис. Мотор включен, завертелся пропе л.

В области искусства не должно быть никакого механического нивел. Для изготовления лекарств используется дистил. Озеро имеет форму эл. По предложению одной из сторон прежний договор был ан. Педагогика рекомендует применять диф. На этот раз приступ ап. Благодаря широко развернувшемуся национально-освободительному движению большинство прежних колоний сбросило с себя. Врач установил, что больной страдает хроническим катар.

Подобные вопросы должны решаться коллегиально. Картина исполнена в импрес. Одна за другой на территорию строящегося завода въезжали пятитон. Недовольная решением завкома, группа рабочих ап. К каждому из приведенных ниже слов подберите другое, от которого образовано данное, или найдите однокоренное слово, в котором за корнем следует гласный звук. Властный — власть; прекрасный — прекрасен. Агентство, безвестный, безгласный, вкусный, гигантский, гнусный, горестный, громоздкий, девственный, дилетантский, доблестный, захолустный, интересный, комендантский, косный, костный, местный, невестка, ненастный, объездчик, окрестность, опасный, повестка, послать, постлать, праздный, прелестный, пристрастный, сверстник, свистнуть, свиснуть, сердце, словесный, солнце, тростник, ужасный, устный, хлестнуть, хрустнуть, целостный, чудесный, шефствовать, яростный.

Тут, на плитах и на жаровнях, жарились и варились, шипя, разные. Недаром Пушкин называл Жуковского своим учителем в поэзии, наперс. В числе восьми детей был один р. Безденежье меня приковывало к ненавис. Звук равномерно усиливался и, дойдя до совершенной. Все мое семейство здра. Осень в этом году была поздняя Кор. Еще двести шагов — и мы в безопас. Пахло пересохшей горячей глиной и близким пас.

Гармонист играл так залихватски, с такими искус. Дудников всадил лопату в землю с такой силой, что хряс. Используя приводимые в конце упражнения правила, объясните употребление прописных букв.

Блестящим мастером короткого рассказа был Антон Павлович Чехов. Большую роль в укреплении русских княжеств сыграл Всеволод Большое Гнездо. Многочисленные реформы в разных областях жизни были проведены в царствование Петра Первого. Сюжетом одной из кинокартин были Одиссеевы странствия. Ежегодно в Московском университете проводятся научные Горьковские чтения.

Безрадостным было Иваново детство. Дорога пересекает Главный Кавказский хребет. Корабли вошли в бухту Золотой Рог. Большого хозяйственного подъема добилась Средняя Азия. Советский вымпел доставлен на планету Венера. Телескоп направлен в сторону созвездия Большого Пса. На стене висит карта Древнего Египта.

Новую страницу в жизни человечества открыла Великая Октябрьская социалистическая революция. Миллионы жизней унесла вторая мировая война. Последствия Крымской войны — гг. Интеллигенция с энтузиазмом отнеслась к Февральской революции года. В начале XIX века многие европейские страны участвовали в наполеоновских войнах. Николай II подписал Манифест 17 октября года, V. В одном из высотных зданий в Москве расположено Министерство иностранных дел Российской Федерации. Курсы иностранных валют устанавливает Центральный банк Российской Федерации.

Документ подписан Председателем Правительства РФ. С выплатами не справляется Пенсионный фонд. Дело поручено Московской областной прокуратуре. Лидер Либерально-демократической партии России. Представитель Российской народно-республиканской партии. На выборах победила Лейбористская партия Великобритании.

Открыта Российская Государственная библиотека. По-прежнему популярен Театр драмы и комедии на Таганке. На Садовом кольце находится Дом-музей А. Мало премьер в Государственном академическом Большом театре в Большом театре. Нескольких деятелей культуры наградили орденом Дружбы. С прописной буквы пишутся имена, отчества, фамилии людей, действующих лиц в произведениях литературы, псевдонимы, прозвища: Фамилии или имена, употребленные во множественном числе с положительной оценкой, пишутся с прописной буквы, а имена, употребленные с отрицательной оценкой, пишутся со строчной буквы; ср.

Б шестидесятые годы многие мальчишки мечтали быть Гагариными и Титовыми. С прописной буквы пишутся индивидуальные названия, относящиеся к области мифологии и религии: Родовые названия мифологических существ пишутся со строчной буквы: Но подобные прилагательные пишутся со строчной буквы во фразеологических оборотах и научных терминах: Имена прилагательные с суффиксом -ск- обозначающие принадлежность и образованные от собственных имен лиц, пишутся со строчной буквы: Ломоносовские чтения, Нобелевская премия.

Пушкинский праздник поэзии — пушкинский стиль. С прописной буквы пишутся собственные географические названия: Арктика, Финляндия, озеро Байкал, а также неофициальные названия территорий, местностей, образованные: Забайкалье, Поволжье, Подмосковье, Предуралье, Приамурье; б с конечным -ье без приставки: Оренбуржье, Ставрополье; в с суффиксом -щин-: Существительные в составных географических названиях пишутся с прописной буквы, если они утратили свое лексическое значение: Белая Церковь городЧешский Лес горный хребет.

С прописной буквы пишутся все слова, кроме родовых наименований, в астрономических названиях: Марс, созвездие Лиры, Млечный Путь. С прописной буквы пишутся названия исторических эпох и событий, революционных и государственных праздников, знаменательных дат: Древний Рим, Петровская эпоха но: Но названия исторических эпох, событий, не являющихся собственными именами, а также названия геологических периодов пишутся со строчной буквы: С прописной буквы пишутся все слова, кроме служебных, в названиях высших правительственных, государственных, профсоюзных организаций и учреждений: С прописной буквы пишется первое слово в названиях центральных, научных, учебных учреждений, общественных организаций: Министерство культуры Российской Федерации, Академия наук России, Московский государственный университет Европейский банк по реконструкции и развитию.

Российская социал-демократическая рабочая партия, Российское движение демократических реформ, Фронт национального спасения, партия Индийский национальный конгресс. С прописной буквы пишется первое слово и имена собственные в названиях зрелищных предприятий и учреждений культуры: Политехнический музей, Парк культуры и отдыха, Третьяковская галерея, Государственная публичная библиотека. В названиях высших государственных должностей, почетных званий с прописной буквы пишутся все слова: Президент России, Председатель Центрального Банка России, Герой Российской Федерации; а в названиях орденов и знаков отличия — все слова, кроме родового понятия: Раскройте скобки; заключенные в них строчные буквы замените, где нужно, прописными.

Может собственных й латонов и быстрых разумом н евтонов российская земля рождать Лом. Сей сладкой надеждою мир озарен, как небо сияньем а вроры Жук. Мы жили душа в душу. Другого м ентора я и не желал П. Приход Ермолая, Владимира и человека со странным именем с учок прервал мои размышления Т.

Вздрогнули сонные в аньки и г ришки Я. Мое детство прошло в далекой глуши у ральских гор М. Млечный и уть вырисовывается так ясно, как будто его перед праздником помыли и потерли снегом Ч.

Вдруг в то ущелье, где у. Вечно будет л енинское сердце клокотать у революции в груди Маяк. Красные флаги у л расньгх ворот, к расный на площади к расной народ Ас. Пусть млечной пылью все заметено, не только а лъфа из с озвездья л ебедь Щип. И зовется ль оно к уликовым, б ородинским ль зовется оно, или славой овеяно новой, словно знамя, опять взметено, все равно оно кровное наше Тих. Посреди сквера стоит памятник г ерою советского с оюза Александру Локтеву, погибшему в в еликую отечественную в ойну Пан.

В цехах завода гремели митинги, с овет рабочих депутатов взывал к трудящимся всего города быть начеку Бахм. От бескрайней равнины с ибирской до и олесских лесов и болот подымался народ богатырский, наш великий с оветский народ Исак. Вот уже Сергей видел только с пасскую башню, потом л обное место в алых стягах, а за ним белой террасой выступала набережная Баб.

Вместо точек вставьте пропущенные буквь4, прописные или строчные. Рекой лилось вино на пиру у Владимира. Истинный талант не нуждается в покровительстве. Девочка забавно играла с плюшевым. Пароход направлялся к острову. Многие народы Европы никогда не забудут, что от фашистского ига их освободила.

Крупнейшим вузом нашей страны является. В концерте принял участие. В борьбе за сохранение мира активно участвуют такие организации. На груди летчика сияла. Грабежи и насилие были неизменными спутниками участников. Выберите из заключенных в скобки слов подходящие для данных предложений и поставьте в нужной форме вместо точек.

Напишите нужную букву, строчную или прописную. Проведены дополнительные выборы в Г, г осударственную Д, д уму. Вопрос о переходе в следующий класс решает педагогический. В дни каникул для школьников была организована елка в Большом Кремлевском. Одним из лучших зданий города является недавно построенный.

Ряд метеорологических станций создан на Крайнем. Стрелка компаса указывает. Десятки государств участвовали. Широкому обсуждению подвергаются произведения, выдвигаемые на Г, государственную премию.

Фильм из жизни животных снят в одном. Десятки тысяч трудящихся проводят свой отпуск. В газетах были воспроизведены фотоснимки обратной стороны. Рима изучается как часть общего курса. Во многих европейских странах эпоха. Часть путешествия мы проделали. В план экспедиции входило изучение. Разделительный 6 пишется перед буквами е, ё, ю, яв следующих случаях: Данное правило не распространяется на сложносокращенные слова: Разделительный ь пишется в следующих случаях: Для обозначения мягкости предшествующего согласного ь пишется: О правописании числительных см.

В сочетанияхяи, чи, нч,рч, чк, щи, рщ, нщ мягкий знак не пишется: Как показатель грамматической формы ь пишется: О правописании ь в глагольных формах см. В эту минуту раздались п. Сам решился он [Чичиков] сочинить крепости, написать и переписать, чтоб не платить ничего. Она села за фортеп. Лакей обезьянничает их манеры, замашки Дост. Обивка на креслах первых радов и на барьерах лож давно выцвела М.

Порой выходила группа. Среди большой чистой площадки на высоком п. Вот нам и еще один компан. Неподалеку, за деревьями, открывался необ. Мы уж с отцом. Мы отходили на север, прикрываясь все время сильными ар. Письма Андрея стали неот. Бойцы стали сами шить. В городке было сконцентрировано несколько батал. Перед нами стоят широкие, всеоб. Богатый выбор подарков ко дню 8 Марта можно найти в магазинах Глав.

Во время ремонта театра были заменены меж. В газете опубликовано интерв. Новые методы работы позволили. Работу переводчика облегчил недавно изданный трех.

По ночам нередки были заморозки, и листья на дерев. Для пересылки срочных и важных документов была использована фельд. Проверив, прочно ли прикреплены п. Берясь за какую-либо работу, нужно объективно оценивать свои возможности. Денежные знаки старого образца были. На заре человеческой жизни почти любое явление природы казалось людям сверх. Химик производил опыты с какими-то четырех. В основе таких теорий, как пантюркизм, пан. Гигантский советский реактивный самолет совершил транс.

Крестьяне неоднократно восставали, стремясь избавиться от тяжести. Сначала производились натурные. Дождик сеялся все мел. На землю легла измо роз. С ним все нян. После приставок, оканчивающихся на согласную, вместо и пишется ы в соответствии с произношением. В слове взимать пишется и согласно произношению. После приставок меж- и сверх- сохраняется и, так как по общему правилу после шипящих и заднеязычных не пишется ы: Сохраняется и также после иноязычных приставок и частиц контр- суб- транс- пан-: Приставки без- воз- вз-из- низ- раз- чрез- через- пишутся с буквой з перед гласными и звонкими согласными б, в, г, д, ж, з, л, м, н, р и с буквой с перед глухими согласными к, п, с, т, ф, х, ц, ч, ш, щ.

Перед корнем чёт- пишется одно с, перед корнем чит два с расчет—рассчитать. В приставке раз- рас- — роз- рос- под ударением пишется о, без ударения —. Приставка с- пишется как перед глухими, так и перед звонкими согласными.

Раскройте скобки, образуйте слова с приведенными приставками. Перепишите, вставляя пропущенные буквы одну или две. Умел он весело поспорить, остро и тупо отвечать, порой ра. Дом был бы не так дряхл, если бы владелец его сколько-нибудь разорился на починку Г.

В феврале чуткий нос уж чувствует в воздухе мягкое веянье бли. Высоко надо мной, тяжело и ре. В карты играть он любит, но только с людьми звания. Были местности, где в одном селе скучивалось до пяти-шести господских усадеб, и вследствие этого существовала бе. Мне страстно хотелось ра.

Исчезают последние клочки снега в лесу Пришв. Очередной залп японцев, ра. Приходилось повторять одно и то же бе. У храбрых есть только бе. В эти дни повсюду в тайге ра. Упражнение 47, Вставьте пропущенные буквы, поставьте ударения.

Приставка пре- придает словам: В некоторых словах приставка пре- в современном русском языке не выделяется: Не выделяется в качестве приставки сочетание прев иноязычных словах: Приставка при- придает словам следующие значения: В некоторых словах приставка при- в современном языке не выделяется: Различаются по оттенкам значения слова преуменьшить значительно уменьшить и приуменьшить- немного уменьшитьа также преумножить и приумножить.

Слово преувеличить всегда пишется с приставкой пре- слово приукрасить — с приставкой при. Выпишите из орфографического словаря по нескольку примеров на указанные выше случаи употребления приставок пре- и при. Составьте предложения со словами: Объясните значение слов, подберите для каждого из них соответствующий контекст. Понятна мне времен пр.

Никакие мольбы не могли пр. Все мальчики засмеялись и опять пр. Девять дней хворая Иванушка, на десятый день пр. Все во мне волновалось от какого-то нового, необъяснимого ощущения, и я не пр.

Словно ребенок, я плескался в воде, пр. К нашим сказкам, милый рыцарь, пр. Наши детские выходки и пр. Ел Мирон Лукич разборчиво, пр. Стало ясно, что автор придал своему герою черты нежизненные, неправдивые, пр.

Пропуская встречные поезда, эшелон часто останавливался на разъездах. На коротких остановках выходить из вагонов не разрешалось: Но иногда эшeлон останавливался надолго. Наш состав окружали солдаты, и все высыпали из вагонов.

Люди разминались, собирались в кучки, спрашивали друг друга о новостях, но что происходило в стране и на фронте, никто не. Семьи собирались на земле кружком и, если попадалось топливо сухие стебли перекати-поля, старая доска, щепкиразводили костерки, что-нибудь варили. Засидевшись в душных вагонах, дети затевали беготню, с любопытством разглядывали солдат с винтовками, темнолицых узбеков, бродивших в стороне ишаков и верблюдов.

К эшелону на продажу стали приносить яблоки, дыни, арбузы. На одном из разъездов отец купил полмешка яблок. Потом мы ими угощали сибирских ребятишек, видавших яблоки только на картинках. От долгой езды в товарных вагонах все устали. Стояла жара, постоянно возникали какие-то трудности с едой, с водой. У взрослых было, конечно, много проблем, о которых я могу теперь только догадываться. А для меня это было интересным приключением, самым ярким впечатлением от которого были высокие, с белыми вершинами горы да смуглые до черноты узбеки в цветастых халатах.

На каком-то разъезде мужчины нашего вагона принесли доски и смастерили нары. Мы с Чарликом почти не слезали с них, не докучая взрослым своей возней. В вагоне были еще дети, но неприятная история произошла почему-то только со. Перед самым нашим отъездом соседский мальчишка подарил мне два полностью заряженных охотничьих патрона.

Я по одному положил их в нагрудные карманы моей рубашки, карманы застегнул на пуговицы и так и ходил с патронами. Папа обнаружил их только на второй день пути, когда на одной из стоянок помогал мне спуститься с вагона.

Вынув патроны и ничего не сказав, он поспешно отошел с ними в сторону. Стараясь быть незамеченным, он закопал патроны в землю. Теперь я представляю, как он испугался: Да и время было военное, и, если бы их обнаружили, неизвестно, чем бы это для нас закончилось. По Сибири дорога стала более скучной: К концу второй недели наш эшелон стал укорачиваться: Людей из вагонов развозили потом по ближним и дальним окрестным деревням. Как-то утром мы обнаружили, что наш вагон стоит в тупике на какой-то станции, а эшелон ушел.

Потом мы узнали, что находимся в Красноярском крае и наш вагон стоит на железнодорожной станции Боготол. Люди высыпали из вагона, с беспокойством оглядывались: А я вспомнил тетрадку по чистописанию, которая так и осталась чистой.

В Сибири Вскоре к нашему вагону, одиноко стоявшему в стороне от небольшого вокзала, подъехали подводы. Мы погрузились, и возницы-женщины направили наш обоз по дороге, ведущей в сторону от станции. Сентябрьский день был ясным, солнечным, дорога проходила среди лугов и убранных полей, часто попадались перелески с нарядной осенней листвой. Это больше напоминало европейскую Россию, чем ту суровую Сибирь, о которой так много говорили и которую все боялись.

Настроение у всех поднялось, люди оживленно переговаривались, громко смеялись. Жизнь и здесь может наладиться! К концу дня мы добрались до деревни Аскаровка, за которой начиналась настоящая тайга. Это была большая сибирская деревня, обычная для здешних мест. Ее высокие бревенчатые избы вольготно раскинулись вдоль наезженного тракта. Хозяйки изб, куда нас определяли, помогали устраиваться, ни о чем не спрашивая.

Было видно, что новые люди здесь не в диковинку. Мы потом встречали здесь самых разных поселенцев: И неизвестно почему были в этой глуши какие-то старики евреи в широких черных балахонах. Нас поселили в просторной избе-пятистенке, в которой жила хозяйка с сыном лет шестнадцати. Муж ее, как и у многих здесь, был на фронте. Через темные сени нас провели в избу.

В просторной комнате находилась широкая русская печь, в правом дальнем углу стоял большой некрашеный стол, над которым темнели иконы. Вдоль всех стен шли тоже некрашеные лавки, такие широкие, что на них можно было лежать. В ней стояла деревянная кровать с периной и горой подушек. Был еще стол, покрытый белой вязаной скатертью, и несколько венских стульев. В комнату занесли наш сундук, который стал моей кроватью. Приехавшие немцы стали работать в местном колхозе.

Отец, с детства знавший и любивший лошадей, работал на конюшне, мама — на ферме. А я стал учиться во втором классе местной начальной школы. К моему удовольствию здесь не очень-то следили за чистописанием. Тетрадей у нас не было, писали мы на разных листках. Учеба мне давалась легче, чем местным мальчишкам. Зато они знали много чего, что мне было незнакомо. С гордостью они рассказывали, как ловили зайцев на проволочные петли, как с ружьем охотились на лис.

Однажды на такой вот охоте погиб наш одноклассник в стареньком ружье взорвался патрон. Смерть моего сверстника меня особенно потрясла. Я сразу же включился в местную жизнь: К концу года ударили невиданные для нас сорокапятиградусные морозы.

Над засыпанной снегом деревней стояли столбы белого дыма. Казалось, что она вымерзла от мороза: Только иногда раздавался пушечный треск лопавшихся от мороза стенных бревен, особенно громкий по ночам. Но жизнь деревни, конечно, не останавливалась, даже занятия в школе не прекращались. И на зерновом складе, на конюшне, на ферме велись работы. Наша семья собиралась вместе только по вечерам, после работы.

Иногда отец брал гитару, и они с мамой пели до поздней ночи. Во дворе трескучий мороз, окна покрыты густым инеем. Я, как всегда, читаю книжку, родители беседуют о чем-то. Отец встает, снимает со стены черный футляр и осторожно вынимает из него темную с перламутром цыганскую гитару.

Настроив ее, он берет аккорд и негромким высоким голосом начинает старинную немецкую песню, одну из тех, которые они пели дома, на Волге. Ему вторит мама, и вот эту грустную песню они поют уже вдвоем. Поют красиво, в два голоса, мягко звучит гитара. Закончив песню, они начинают другую, такую же печальную.

Calaméo - Пособие Розенталя по русскому языку (для поступающих)

Послушать необычное для них пение в соседней комнате собираются женщины из ближайших изб. Они по-соседски рассаживаются по лавкам, некоторые подходят к открытой двери нашей комнаты. Кто-то вытирает слезы, кто-то вздыхает: За прошедшие десятилетия я успел эти песни забыть. Но одну из них я все-таки помню, правда, только мотив и только припев: So lebe wohl, leb wohl, du, mein Tirol, Tirol!

И так, прощай, прощай, ты, мой Тироль, Тироль. Пели они и русские песни, такие же печальные, например, эту: Сижу я в неволе в темнице сырой. Вскормленный в неволе орел молодой, Мой грустный товарищ, махая крылом, Кровавую пищу клюет под окном.

Потом я узнал, что это романс на стихи Пушкина. Сразу после Нового года всех немцев мужчин мобилизовали в трудармию. Отец рассказывал, что их отправили в Кировскую теперь Вятскую область на лесоразработки. Обращались с ними так же, как и с заключенными, и содержались они в лагерях с колючей проволокой, вооруженной охраной, собаками и.

Еще он рассказывал, что от непосильной работы и плохого питания много трудармейцев погибло, и умерших складывали штабелями. В первую очередь погибали неприспособленные к такой работе учителя, врачи, артисты. В первый же месяц умер наш хороший знакомый, аптекарь дядя Карл. Он приходил к нам в гости вместе с женой и всегда со свеженакрашенными черными усами. Мы с мамой остались вдвоем. Жители деревни как-то обходились: А у нас запасов не было, и кормились мы тем, что выменивали на вещи, которые привезли с.

Иногда мы ели то, что мама выкраивала от корма для свиней. Выменянное на вещи зерно мы мололи на мельнице, которая находилась в соседней деревне. Однажды, смолов на мельнице зерно, мы с мамой возвращались поздним вечером. Выпало много снега, и мы с трудом тянули санки с мукой. Заснеженная дорога была едва различима в лесной темноте. В тот вечер я очень испугался: И еще я боялся волков, о которых здесь рассказывали страшные истории. Уставшие а я еще и перепуганныйдомой мы добрались только глубокой ночью.

Чтобы помочь папе в трудармии, мама посылала ему посылки с деревенским табаком. Веники высушенного на чердаках табака она выменивала на что-нибудь у соседок. А я изготaвливал табак.

Сухие табачные стебли я крошил ручным резаком и смешивал их с растертыми в порошок табачными листьями. Постепенно мы променяли на продукты все наши вещи.

Только папину гитару мне было жалко: Время от времени мы совершали походы в баню. Бревенчатая банька стояла в огороде, через три дома от. Мы пробирались к ней поздним вечером, когда хозяева баньки уже помылись.

Черные от копоти потолок и стены баньки были еще теплыми, топка была еще горячей. Жестяным ковшиком мама плескала воду на раскаленные камни, а я, спасаясь от горячего пара, бросался на прохладный пол. Раздевались и одевались мы на морозе перед входом, а одежду складывали на тут же стоявшие старые сани. И, что удивительно, никаких простуд после этого не. Постепенно мы приладились к деревенской жизни.

До обеда я был в школе, хозяйка с сыном Петькой весь день работали в колхозе, а мама была на ферме. Придя со школы, я приносил из колодца воду, готовил уроки, потом выходил на улицу гулять. Иногда Петька оставался дома, и мы с ним пилили и кололи дрова для нашей печи. Особенно трудно было пилить дрова: По вечерам все собирались в большой комнате у жаркой буржуйки, которую недавно поставили для экономии дров.

Приходили на огонек соседки. Жарко горели дрова, на жестяной буржуйке, раскаленной почти до красна, мы с Петькой жарили пластики картошки. Женщины перемывали кому-то косточки, обсуждали деревенские новости. И часто вспоминали довоенную жизнь, которая была такой далекой и казалась такой счастливой. Прошла суровая зима, потом короткая весна. Наступило лето года. Свинопас Госпоставки прошлого года, первого года войны, оставили колхоз совсем без зерна на трудодень колхозники получили только грамм овса и без достаточных запасов кормов.

И с приходом лета оказалось, чтo нечем кормить колхозных свиней. И в колхозе пришли к необычному решению — вывести свиней на свободный выпас, на открытое пастбище.

По крайней мере, там будет подножный корм. Маме, работавшей свинаркой, сказали, что пасти свиней придется ей и что на лето она должна будет поехать на хутор, где находились пастбища. Отказаться мама не могла, но настояла на том, что одной ей не справиться, и попросила определить меня к ней помощником.

Она не очень-то верила, что я смогу ей в чем-то помочь, просто она не хотела оставлять меня одного. Потом, правда, оказалось, что с таким беспокойным стадом без меня она действительно не смогла бы справиться. В правлении понимали, что пасти свиней очень непросто, особенно в лесной местности, поэтому они приняли мамино предложение и на время выпаса согласились считать меня помощником свинарки а фактически — помощником свинопаса, подпаском.

Мне было девять лет, и это мое назначение было, конечно, неофициальным. Проявилось оно в том, что за один рабочий день маме стали начислять полтора трудодня, из которых полтрудодня установили за мою работу. В стадо, которое мы должны были пасти, собрали около тридцати свиней самых разных пород. Я и сейчас не очень-то в этом разбираюсь, да и тогда породу свиней определяли, как мне кажется, приблизительно.

Двух больших курносых свиней и той же породы крупного борова с торчащими в сторону клыками все считали свиньями английской породы. К украинской относили небольших коренастых черно-белых хрюшек. Несколько поджарых длинномордых относили к русской породе. И никто не знал происхождения мелких круглых свинок с курчавой рыжей щетиной.

Ранним майским утром мы погнали наше стадо на хутор. Двигались по лесным дорогам, причем было жарко, свиньи уставали и норовили разбежаться. Приходилось догонять их, возвращать. Заброшенный хутор представлял собой деревянную избу, одиноко стоявшую на опушке леса. Рядом был огорожен загон, в который мы и направили наше стадо. В одной из двух комнат уже поселился сторож Ганн — высокий, худой старик-белорус, одетый в белые полотняные штаны и рубаху.

В другой расположились мы с мамой. Наш рабочий день начинался ранним утром, с восходом солнца. Мы с трудом выгоняли из загона свиней и, не давая им разбежаться, гнали стадо к месту выпаса.

Дойдя до поляны с росистой травой, мы пускали стадо пастись. Но свиньи не держались стадом, они сбивались в отдельные группки, каждая из которых брела по своему хотению. Они вели себя так, как их отдаленные предки, которые жили отдельными группами, семьями как теперешние дикие кабаны. Удерживать стадо вместе было постоянной нашей заботой, особенно, когда рядом был лес или, что еще хуже, кустарниковые заросли, в которых свиньи могли легко затеряться.

Этого мама особенно боялась: Она постоянно покрикивала на меня, посылая за разбредающимися животными то в одну, то в другую сторону. Ее нервный крик нередко переходил в слезы, и тогда я совсем терялся, не зная, в какую сторону бежать.

Иногда недалеко от нас паслось стадо коров. Я с завистью смотрел на пастуха: Время от времени он вставал и, громко щелкая бичом, перегонял свое стадо на другое место. Я тоже сплел себе бич из сыромятной кожи. Громкое щелканье у меня получалось, но бич помогал мне мало, особенно когда свиньи забиралась в кустарник, откуда их можно выгнать было только прутом.

У супоросных свиней, ожидавших поросят, здесь на воле проснулся еще один древний инстинкт: Мы с трудом находили их и возвращали в стадо. Однажды мама предупредила, что две свиньи русской породы скоро принесут поросят и надо смотреть, чтобы они не сбежали. Как мы ни следили, одна из них все-таки убежала. Мама долго ее искала и в конце концов пригнала, неся в корзине новорожденных поросят. Вскоре исчезла и вторая супоросная свинья. Сами мы ее найти не смогли, но к нам на помощь пришли люди из деревни.

Редкой цепью мы стали прочесывать ближайший лес и кустарники. На берегу лесной речушки обнаружился проход в высоких травяных зарослях. Пожилой заведующий фермой и мы с мамой двинулись по проходу и скоро вышли к вытоптанной площадке, где увидели сбежавшую свинью. В центре площадки она соорудила что-то вроде гнезда из мягкой травы, в котором тесной кучкой спали маленькие детки.

Я протянул было руку, чтобы переложить их в корзину, но свинья кинулась на меня и, пытаясь схватить за руку, сбила с ног. Только сильный удар кнута заведующего отогнал от меня разъяренную мамашу. Когда мы потом возвращались на хутор, она с громким хрюканьем бежала за корзиной с поросятами, которую нес заведующий.

Постепенно мы приспособились к повадкам нашего стада. Когда были жаркие дни, мы подгоняли свиней к какому-нибудь лесному болотцу.

С громким хрюканьем они забирались в грязь, рылись в ней и подолгу там валялись. В такие часы мы могли передохнуть, не заботясь, что стадо разбредется.

Теперь мы уже знали характер каждой свиньи, некоторым дали клички. Большого английского борова мы звали Васькой, бросившуюся на меня поджарую свинью — Рысью. С появлением в стаде поросят хлопот у нас прибавилось. Малыши старались держаться возле матки, но, несмотря на это, постоянно терялись. Приходилось их пересчитывать и недостающих искать в траве или в ближайших зарослях. Со своим стадом мы были заняты, как говорится, от зари до зари, без перерывов и без выходных. Работа была беспокойной, но мне все равно было скучно, и я старался найти себе какое-нибудь развлечение.

Когда удавалось, я собирал землянику единственно знакомую мне тогда ягодупо вкусу напоминавшую довоенную карамель, ловил и разглядывал нарядных бабочек, разных жуков, с интересом наблюдал за жизнью трудолюбивых муравьев. Встречались мне и звери — белки, зайцы, лисы, но особенно нравился небольшой полосатый зверек — бурундук, который мог встать столбиком и спокойно меня разглядывать. Иногда я катался на борове Ваське. Лежа на его спине, я прутиком подстегивал его по выступающей сзади части, и он двигался.

Когда я почесывал ему брюхо, он, провесив его, останавливался. Однажды я решил узнать, умеют ли новорожденные поросята плавать. Для этого я загнал свинью, у которой были суточные поросята, в небольшую речку.

Свинья быстро, рассекая воду, поплыла к другому берегу. Оставшиеся на берегу поросята сначала потоптались возле воды, потом один за другим попрыгали в воду и так же быстро поплыли за свиньей.

Здесь в лесу я со многим встречался впервые. Но я набирался опыта, и в этом мне помогал сторож Ганн. Он много знал, многое умел и постоянно что-то мастерил, плел ивовые корзинки, делал туески из бересты. Для себя он плел лапти, но не из липового лыка липа в тех краях не растета из очищенной ивовой коры. Летней обуви у меня не было, и, как все деревенские дети, я бегал босиком.

Мои ноги были постоянно сбиты, но я не обращал внимания. Но пошли сенокосы, и на скошенных лугах я часто ранил ноги острыми концами наискось срезанной толстой травы. Иногда они впивались в прежние ранки, и от дикой боли я кричал, катаясь по земле. Мама попросила Ганна сплести лапти и для. Лапти получились легкими и удобными, в них я мог бегать где угодно, не опасаясь пораниться.

Был он комнатным, изнеженным, и мы его не брали на пастбище. Днем он находился на хуторе, а вечерами встречал наше стадо звонким лаем. Сторож недолюбливал его, считая такую собаку никчемной, бесполезной. Однажды вечером мы, как обычно, пригнали стадо, но Чарлик почему-то нас не встречал. Мы загнали свиней в загон, где они накинулись на молочную сыворотку, привезенную для них днем. Я побежал к Ганну: Чарлик в тот вечер не прибежал, не появился он и на следующее утро.

Вечером я отправился его искать. Я ходил по соседнему лесу, громко звал, высматривал в зарослях, но все было напрасно. Уже возвращаясь, я заметил в кустах что-то белое.

Подойдя поближе, я увидел, что на толстой ветке висит какой-то белый пушистый столбик, и я сразу подумал, что это Чарлик. Я не стал его разглядывать и со слезами бросился на хутор, крича: Мама стала успокаивать, говорить, что мне показалось. Позднее она повела меня на то место, и там, действительно, ничего не. Но я ей все равно не поверил и подумал, что сделать такое с Чарликом мог только наш сторож. После этого случая я стал его сторониться, даже побаиваться.

Много позже, уже зимой, мама рассказала, что Чарлик заболел бешенством, и, чтобы он никого не покусал, она попросила Ганна отвести его в лес В конце августа нам пришлось перебраться в деревню: Теперь мы их пасли недалеко от деревни — сначала на полянах, а позднее — на убранных колхозных огородах, где свиньи всегда находили остатки урожая.

Но пасти их стало труднее: Первого сентября года я, как все дети, отправился в школу, в третий класс. Но проучился я только один день. В этот день мама не справилась со стадом, часть свиней разбежалась.

Они забрались в деревенские огороды и понаделали там бед, были скандалы. Так что нечего было думать об учебе, и уже на следующий день я вернулся к нашему стаду. Моя работа свинопасом закончилась поздней осенью, когда заморозки стали сильными и свиней перевели на зимнее содержание.

Мы с мамой поселились на колхозной ферме, где, кроме свиней, держали еще овец и крупный скот. Жили мы в избушке над погребом для колхозного картофеля. Я помогал маме на ферме, но за мою работу ей уже не доплачивали.

Постоянно обитая на колхозной ферме, я насмотрелся всякого и далеко недетского. Но были и трагикомичные случаи, одним из которых — история с сороками.

Ночью наши свиньи находились в теплом свинарнике, а днем их выгоняли в открытый загон видимо, для закаливания. На открытом воздухе, несмотря на крепкие морозы, они чувствовали себя совсем даже неплохо. Но для толстых англичанок настоящей бедой оказались обыкновенные черно-белые сороки. Хитрые птицы садились на их широкие спины, проклевывали шкуру и лакомились свежайшим салом.

Свиньи беспокойно бегали по загону, визжали, но сороки продолжали свою трапезу. У свиней образовались обширные раны, они стали худеть. Надо было что-то делать. Заведующий фермой принес дробовик, настрелял шесть-семь сорок и их тушки развесил на шестах вдоль всего загона. Только после этого истязание свиней прекратилось. За зимние месяцы прежнее наше стадо сильно изменилось.

Многих свиней забили, среди них и толстого добряка Ваську. В теплом свинарнике полуодичавшие на воле свиньи стали забывать свои древние инстинкты и снова превратились в обыкновенных домашних животных. Тетя Шура Мобилизацию в трудармию проводили почему-то всегда в начале года. После Нового го года тоже объявили мобилизацию. На этот раз забирали женщин-немок, не имевших детей, и девушек с лет. Уже потом мы узнали, что в эту мобилизацию попала мамина младшая сестра, которая находилась где-то здесь в Сибири.

Ее увезли в Заполярье, в Туруханск. Все думали, что отправка в трудармию на этом закончится. Но через месяц объявили еще одну мобилизацию. На этот раз забирали женщин, дети которых были старше трех лет. Некоторые из матерей могли оставить детей у родственников, а когда родственников поблизости не было, приходилось отдавать их в чужие семьи или просто оставлять там, где проживали.

Отказаться от мобилизации из-за детей женщины не могли: Маме тоже принесли повестку. Родных у нас здесь не было, а куда-нибудь меня пристроить мама не успела: И ей пришлось оставить меня на ферме в избушке, в которой мы жили.

Маму увезли, но что она уехала насовсем, мне не верилось. Я уже оставался один, — когда мама отвозила на станцию зерно, — но она всегда возвращалась.

Мне и теперь казалось, что она вернется. После ее отъезда я послонялся по деревне, покатался с ребятами с горки и к вечеру вернулся в избушку. Растопил печку, разогрел ужин, который оставила мне мама, поел и лег спать. Но сна не было — только теперь, в темной избушке, я вдруг почувствовал, что остался.

И что дальше делать, я не. Дверь избушки вдруг открылась, и вместе с клубами мороза вошла мама. Я бросился к ней: Утром сбежались женщины, работавшие на ферме. И мама рассказала, что произошло в Тюхтете.

Когда их привезли в Тюхтет, у здания военкомата уже стояла толпа мобилизованных женщин, собранных со всего района. Некоторые, несмотря на запрет, привезли с собой малышей. Стоял крик и плач, слышны были окрики охраны. Женщины с детьми умоляли разрешить им взять их с собой, обещая кормить из своего пайка. Охранники с руганью оттаскивали детей от матерей, но куда их девать, особенно совсем маленьких, они не знали. Дети вырывались и с ревом возвращались к матерям.

Наконец, ничего не добившись, начальник военкомата отправил женщин по домам, пообещав собрать их позднее. Через неделю женщин снова вызвали в район, но теперь только тех, у кого дети были старше семи лет. На этот раз у мамы было больше времени на то, чтобы куда-нибудь меня пристроить. Мама металась по деревне, и в конце концов ей удалось договориться с одной из местных, — та согласилась взять меня к.

В день отъезда мама привела меня в избу, где мне предстояло жить мешки с зерном привезли еще раньше. Хозяйку избы звали тетя Надя, у нее были две дочери моего, примерно, возраста. Мама познакомила меня с тетей Надей, передала ей мои документы и стала прощаться. Мы вышли ее провожать. Обняв и поцеловав меня, мама с плачем пошла к саням, ожидавшим ее вдалеке. До сих пор стоит перед глазами: Маму отправили на лесоповал в Бурят-Монголию теперь это Бурятиякуда-то недалеко от китайской границы.

Тетя Надя показала мне мой угол, куда я поставил свой сундучок, показала лавку, где я буду спать. В избе было чисто, тепло, но все это было чужим. В отведенном для меня углу я так и просидел до позднего вечера. На другой день тете Наде дали колхозную лошадь, чтобы привезти сена для коровы. В поездку за сеном она взяла меня и одну из дочерей. Дорога шла по засыпанным снегом полям, сверкавшим на солнце, по лесу с покрытыми инеем деревьями. Мы загрузили сани пахучим сеном, и низкорослая лошадка повезла нас домой.

С высоты возка мы видели ярко-рыжую лису, пробегавшую по пушистому снегу. Поездка мне понравилась, я повеселел. Но вечером опять стало тоскливо. На третий день к нашей избе подъехали красивые сани с запряженной в них статной лошадью. В санях сидели мужчина и женщина. Высокая, по-городскому одетая женщина прошла в избу, поздоровалась со всеми и спросила меня: В Тюхтете я встретила твою маму и пообещала ей взять тебя к. Поедешь со мной в Тюхтет?

Я вспомнил, как в деревне говорили, что в Тюхтете живется хорошо: Женщина еще поговорила с тетей Надей. Мужчина погрузил в сани мешки с пшеницей, и мы поехали в Тюхтет.

Когда мы приехали к тете Шуре, дома у нее оказался шестимесячный сын Женя. Пока она ездила за мной, за ним присматривала тетя Паша, хозяйка избы, где тетя Шура занимала комнату. В этой комнате мы и стали жить втроем. По утрам тетя Шура уходила в промкомбинат, где работала в бухгалтерии, и мы с Женей оставались одни. Я смотрел за ним, варил ему кашу, кормил, укладывал спать, менял пеленки, гулял с ним во дворе.

Иногда тетя Шура прибегала узнать, как мы. Вечером, когда у меня не было поручений, она отпускала меня на улицу поиграть с соседскими ребятами. Часто я на улицу не шел, а оставался дома, чтобы заняться любимым занятием — чтением. Брать книги в школьной библиотеке я не мог, так как в школу не ходил, приходилось выпрашивать их у соседей, у знакомых тети Шуры, у ее коллег по работе.

В этих поисках мне попадались самые разные книги. У соседской старушки я нашел старинную книгу в темно-коричневом переплете с дореволюционной орфографией. Толстая эта книга была сборником анекдотов. Анекдоты были довольно нудные, вроде этого: Перепуганный солдат, не разобрав вопроса, ответил: Остальные анекдоты были в таком же духе. Когда книг не было, я читал все, что попадалось на глаза — газеты, старые журналы, какие-то брошюры, инструкции для молодых охотников и.

Запойное мое чтение сердило тетю Шуру: А тетя Паша все повторяла: Но я продолжал читать при первой возможности. Почти всю небольшую зарплату тетя Шура тратила на продукты для маленького Жени, которые покупала на базаре. Мы с ней питались в основном картошкой и еще привезенной вместе со мной пшеницей. Пшеницу мололи на мельнице, и из муки варили кулеш. Иногда смолоть не успевали и кашу варили из цельной пшеницы, после чего я корчился от боли в животе. Выручало нас молоко, которое тетя Шура покупала по дешевке у соседей, да черный, тяжелый хлеб, который, хоть и понемногу, выдавали по хлебным карточкам.

С моей мамой тетя Шура была знакома еще по Саратову, но последние несколько лет они друг о друге ничего не знали. Здесь, в Сибири, они виделись всего два раза, и каждая их встреча была не совсем обычной. Тетя Шура была русской. В Саратове она вышла замуж за немца, но сохранила свою девичью фамилию — Яковлева Александра Семеновна. В м году ее, как жену немца, выслали вместе с мужем в Тюхтет.

Мужа взяли в трудармию, и, решив, что с русской фамилией ее в Сибири ничего не держит, она вернулась в Саратов. Там быстро установили, кто она такая и откуда она приехала. От ареста ее спасло только то, что она на последних месяцах ждала ребенка. Ей сказали, что если она не вернется в Тюхтет, ее посадят. С большими трудностями она добралась до станции Боготол. До Тюхтета было еще сорок километров, но регулярного транспорта туда не.

И она застряла на станции без еды и без денег. В это время на станцию пришел санный обоз с зерном из нашей Аскаровки. Сдав на элеваторе зерно, сопровождавшие обоз женщины, среди которых была и моя мама, решили сходить на вокзал.

И мама увидела там тетю Шуру. Грязная, уставшая, с большим животом, она ходила по перрону и просила милостыню.

Выслушав ее историю, мама отвела ее к своим саням, чем могла покормила. Потом закутала ее в тулуп и так довезла до Тюхтета, через который проезжал обоз.

А следующей зимой, случайно проходя мимо военкомата, тетя Шура увидела маму в толпе мобилизованных женщин. Плача, та ей рассказала, что оставила сынишку в деревне у чужих людей. Еще сказала, что с ним оставила три мешка пшеницы. И тетя Шура пообещала, что возьмет меня к. Две эти встречи во многом определили мою судьбу.

Еще неизвестно, как бы она сложилась, если бы я остался в деревне, из которой я, как спецпереселенец, не имел права выехать. Так бы и остался безграмотным, какими оказались многие мои сверстники, высланные на окраины Сибири и Средней Азии. Иногда я приходил с Женей на руках на промкомбинат, где работала тетя Шура. В одном из цехов я с интересом смотрел, как из коровьих рогов делали гребешки. Женщины распиливали рога на короткие отрезки — получались широкие трубки. Трубки разрезали вдоль, разворачивали под горячим паром и под грузом распрямляли.

Полученную роговую пластину обтачивали и круглыми пилками на специальном станочке выпиливали в ней частые прорези — получались гребешки. Была там сапожная мастерская, где из сыромятной кожи делали ботинки на деревянной подошве, была пимокатная, в которой из овечьей шерсти валяли валенки по-сибирски, — катали пимы.

Иногда тетя Шура брала у меня Женю и, отдав свой талон, отправляла в служебную столовую. Там мне давали зеленый от черемши суп с говяжьей требухой, который казался мне необыкновенно вкусным. У тети Шуры я прожил до осени го.

Закончилась привезенная со мной пшеница, и совсем плохо было с моей одеждой. Из старой, еще привезенной из Энгельса, я окончательно вырос, да она уже порядочно обтрепалась.

Другую одежду достать было негде. А тут еще я стал проситься в школу, где уже начались занятия. И тетя Шура решила отдать меня в детский дом, который только что организовали в Тюхтете. Школа глухонемых Районный центр Тюхтет был небольшим сибирским городком, больше похожим на широко раскинувшееся село. К осени года в районе скопилось много неустроенных детей, в том числе детей, чьи матери были мобилизованы в трудармию.

И чтобы пристроить хотя бы часть этих детей, власти решили на базе школы глухонемых создать детский дом. Глухонемых детей куда-то увезли, а здание и весь персонал передали вновь организованному детскому дому. В начале октября тетя Шура привела меня в детский дом. Директор его, строгая пожилая женщина, просмотрела мои документы, о чем-то спросила тетю Шуру, несколько вопросов задала и.

Пришла воспитательница, отвела меня в спальню и показала мою койку. С этого началась моя детдомовская жизнь. Еще по дороге сюда я думал, что главное — я смогу там учиться. Меня не очень-то волновало, как я буду там жить, какие там будут условия.

Но довольно быстро эти условия дали о себе знать. Прежде всего, мы были всегда голодными. Несмотря на трудное военное время, продуктами детский дом обеспечивали. Но добрую их часть, судя по всему, разворовывали, так как положенные нам порции, и так довольно скромные, доходили до нас сильно урезанными.

Загадки для уроков грамоты

Однажды нам на ужин дали макароны, приправленные маслом. Это было необычайно вкусно, но на мою тарелку положили три коротенькие макаронинки. Острое чувство голода после такой еды я помню до сих пор. Зимой в здании было холодно, особенно в сильные морозы: По ночам приходилось спать в верхней одежде. Я приспособился и, одевшись в пальто, спал на животе, поджав под себя колени и с головой укрывшись суконным одеялом, под которым можно было надышать тепло. Но самое трудное — в детдоме была тяжелая обстановка, которую принесли с собой воспитатели из бывшей школы глухонемых, привыкшие работать с дефективными детьми.

Видимо, мы очень отличались от глухонемых, потому что всегда взвинченные и издерганные воспитатели никак не могли справится с собранной ребятней. В детдоме постоянно что-то случалось: Устраивались допросы, обыски в спальнях. Особенно мы боялись молодого, чахоточного вида воспитателя. Он по одному вызывал нас в кабинет и там допрашивал, поигрывая резиновой трубкой. Ребята рассказывали, что некоторых из них он больно хлестал этой трубкой.

За чью-нибудь провинность не всегда наказывали только виновного, были и коллективные наказания. Особенно часто наказывали нашу мальчишескую группу: Каждый вечер нас выстраивали на линейку, на которой проводилась обязательная перекличка и почти всегда устраивались громкие разносы. Во время таких разносов воспитатели могли вдруг замолчать и перейти на язык глухонемых. Они жестикулировали, что-то энергично обсуждая.

Посовещавшись в мертвой тишине, они сообщали свое решение: Из-за твоего поведения ваша группа не идет завтра на прогулку!

Или еще что-нибудь в этом роде. Все это гнетуще действовало на ребят. Несколько раз из детдома сбегали, но до станции, куда стремились сбежавшие, было, как я уже говорил, сорок километров, и устроенная погоня каждый раз настигала беглецов.

Местом, где можно было хоть на время вырваться из всего этого, была городская школа. Учились мы вместе с городскими детьми, учителя там были обычные, поэтому в школе я себя чувствовал почти как дома.

Учился я с большим желанием, да и учеба давалась мне легко. Домашние задания мы готовили все вместе, и я, ученик третьего класса, часто решал задачи пятиклассникам. Еще одним способом уйти от действительности было чтение книг, которые я брал в школьной библиотеке.

Я погружался в совсем другой мир, в мир приключений, в мир прекрасных и смелых людей. Весной года тетя Шура получила вызов от своего мужа, Христьяна Хорста без таких вызовов нельзя было ездить по железной дороге. А ехать к нему надо было далеко, на Северный Урал. Отправляться одной, с ребенком на руках, тетя Шура не решилась. Она пришла в детский дом и предложила мне поехать с. Я, конечно же, согласился: Северный Урал Дорога на Северный Урал была действительно непростой. Пассажирские поезда шли долго, с частыми остановками, а в Новосибирске и в Свердловске надо было делать пересадки.

На пересадках я обычно сидел с вещами и с маленьким Женей, а тетя Шура бегала по билетным кассам, оформляла какие-то документы и узнавала, где можно получить питание по дорожным карточкам. Их можно было отоваривать только на пересадках, и за время езды суточные талоны этих карточек у нас скапливались. В Новосибирске мы талоны отоварили в железнодорожной столовой, расположенной в стороне от вокзала.

Мы ожидали получить какие-нибудь продукты, а вместо них нам выдали целое ведро кукурузной каши и полведра соленой горбуши. Только приглядевшись, я понял, что все это не настоящее, а искусно выполненные муляжи. Много хлопот нам доставляла санитарная обработка, без которой не пускали на поезда. Приходилось идти в специальный санпропускник привокзальную баню. После бани каждый получал кольцо со своей одеждой, которая была еще горячей, пахнущей горелым.

А некоторые пуговицы оказывались расплавленными. В конце мая го мы прибыли в город Краснотуринск. На маленьком вокзальчике нас встретил невысокий плечистый мужчина с крепкой лысой головой и крупным носом.

Это был дядя Христьян — муж тети Шуры. После объятий и приветствий он погрузил наши вещи на телегу, помог взобраться. Сев рядом, он подобрал вожжи, и лошадь тронулась.

Лингвистические парадоксы. DjVu и TXT

Ехали мы долго, через весь город. Остановились мы у одноэтажного деревянного барака, в котором нам предстояло жить. Старинный поселок Турьинские рудники только недавно был переименован в город Краснотуринск. Недалеко от старой части города рос Новый город и сооружался Богословский алюминиевый завод сокращенно БАЗ.

Уже стояли первые кварталы Нового города, работала электростанция и действовал глиноземный цех. Рабочие его были приметны: Дядя Христьян находился в одном таких из лагерей. В м году трудармейцам, имевшим дефицитные специальности, стали делать некоторые поблажки. Дядя Христьян был таким специалистом он работал вагранщиком в литейном цехеи его расконвоировали: Барак, в котором мы поселились, был рабочим общежитием, и вскорости тетя Шура стала здесь работать комендантом.

Теперь я меньше занимался с маленьким Женей: Главной моей обязанностью было доставать дрова для нашей плиты и корм для козы, которую завели для Жени. С дровами было проще: Сложнее было с кормом для козы. Летом я пас ее по канавам и обочинам дорог и иногда рвал для нее траву, а зимой подбирал остатки сена на грузовых платформах на соседней станции или там же надергивал сено из сложенных в штабели сенных тюков.

Мне так часто выговаривали за нехватку корма, что однажды я решился и унес со станции целый тюк сена. Я не знаю, сколько весит такой тюк, возможно, это были какие-то мелкие тюки, но факт остается фактом: Объяснить это можно еще и тем, что меня подстегивал страх: И еще одна обязанность была у меня: Вместе с литейщиком он отливал эту посуду из остатков дюралюминия в вагранке, а отливки обтачивал им знакомый токарь.

Из дюралевого листа вырезались крышки, которые выбивались вручную. Потом я начищал их наждачной бумагой. Блестящая, с толстой стенкой, она была лучше заводской, которой, кстати сказать, и в продаже-то не. Я ходил по базару с кастрюлями и котелками на руках.

Однажды небольшой котелок купил у меня важный лилипут из гастролирующего театра, — для меня это было событием!